ПОГРЕБЕНИЕ САРМАТСКОГО ВОИНА В КУРТАТСКОМ КУРГАНЕ (II – I вв. до н. э.)

Думается, что данная датировка не противоречит исторической действительности. Роль верхового коня в быту сарматов была весьма значительна. Так, древнегреческий писатель и географ II века Павсаний пишет: «Лошадьми они пользуются не только на войне, но также приносят их в жертву своим местным богам и иногда употребляют в пищу». Об этом же мы находим сведения в «Географии» античного историка и географа Римской Греции Страбона. «Особенностью всего скифского и сарматского племени является обычай выхолащивать своих лошадей, чтобы сделать их более смирными. Действительно, хотя их лошади и малорослы, но весьма ретивы и непослушны». Несмотря на свой маленький рост, сарматские кони были известны своей выносливостью и быстротой. Так, древнеримский историк Аммиан Марцеллин сообщает о сарматах: «Они проезжают огромные пространства, когда преследуют неприятеля, или бегут сами, сидя на быстрых и послушных конях, и каждый ведет еще в поводу запасную лошадь, одну, а иногда и две, чтобы, пересаживаясь с одной на другую, сохранить силы коней, и давая отдых, восстанавливать их бодрость». Описывая тактику и вооружение сарматов, Аммиан Марцеллин отмечал: «У этих племен больше сноровки для разбоя, чем для открытой войны, они вооружены длинными пиками, носят панцири из нарезанных и выглаженных кусочков рога, нашитых наподобие перьев на льняные одеяния … лошади у них по большей части выхолощены, чтобы не бросались при виде кобыл, и, когда приходится засесть в засаду, не бесились, выдавая ездоков усиленным ржанием». Судя по немногочисленным археологическим данным и достаточно ярко описанному быту и нравам кочевых сарматских племен, можно сделать вывод, что погребенный в Куртатском кургане сарматский воин был убит во время одного из набегов вышеуказанными стрелами. Тогда обнаруженные наконечники стрел не являются заупокойными приношениями. Положение наконечника стрелы на обломке ребра убитого (под углом) позволяет предположить, что последний был пеший, а преследовавший был на коне. Лишь в этом случае стрелы могли поразить человека сверху вниз, правее срединной сагиттальной плоскости. Вполне вероятно, что всадник настиг свою жертву, смертельно ранил его в затылок, а когда раненный потерял сознание или равновесие и отклонился назад, добил его второй стрелой, скользнувшей между ребер и оставшейся на внутренней стороне одного из них. Нет никаких сомнений, что убитый не был облачен в доспех, иначе остатки последнего сохранились бы в погребении. Ограниченность конкретных данных из исследуемого кургана не дает возможности судить о том, между представителями каких сарматских племен произошло столкновение, окончившееся для одного из них столь трагично. Не исключено, что убитый принадлежал к оседлым (или оседающим на земле сарматам). Во всяком случае, письменные и археологические данные говорят о том, что, начиная с конца II в. до н. э., сарматы уже переходят к оседлому образу жизни. Одновременно с этим процессом на Северном Кавказе и территории Северной Осетии появляются сарматские поселения. Доказательством может служить городище, находящееся в 2 – 3 км к северу от села Куртат, где встречаются обломки аланской керамики на поверхности; культурный слой этого городища в отдельных местах доходит до одного метра и более. На раннем этапе это городище могло быть обитаемо сарматами. «Спускаясь к предгорьям, – читаем у Страбона, – попадаем в область, расположенную севернее, но с более мягким климатом. Дело в том, что эта область прилегает к равнинам сираков». Переход к оседлости у сарматов был весьма длительным и носил спорадический характер. Именно об этом процессе сообщает тот же автор: «при таком географическом положении первую часть (от северных стран и океана) населяют некоторые скифы-кочевники, живущие в кибитках, а еще дальше от них, в глубь страны – сарматы, также скифы, аорсы, сираки, простирающиеся на юг до Кавказских гор: они частью живут в шатрах и занимаются земледелием». По всей вероятности, наши предположения о возможной стычке оседлых и кочевых сарматов имеют под собой реальную основу, а погребение в Куртатском кургане лишь наглядно иллюстрирует его.

Э.С. Кантемиров

Национальный музей РСО-Алания

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*